Паломничество

Фотогалерея


Паломничество в Рим

Первый день нашего паломничества начался с Латерана. Едва выйдя из метро «Сан Джованни» и сделав с полсотни шагов, стеной обрушился на нас со штормовым ветром страшный ливень, заставивший добежать до ближайшего убежища-храма « Санкта Санкторум», обычно именуемым «Святой Лестницей». Несмотря на зонтики, сокрушенные вместе с нашим ветхим человеком, промокшие до нитки мы представили перед собой Страстный путь Господа нашего Иисуса Христа, начавшегося с 28 мраморных ступеней в дом Пилата. Эту лестницу в 326 году привезла Святая Елена из Иерусалима. Увидели паломников, поднимающихся по ней на коленях, и присоединились к ним. С трудом и молитвой поднявшись по ней наверх, мы с изумлением обнаружили себя сухими. В капелле мы помолились перед чудотворной сирийской иконой Спасителя VI века и узнали, что многие другие святыни, раннее хранившиеся здесь, теперь пребывают в Ватикане и храмах города.

Мы спустились вниз, выглянуло солнышко, вышли на площадь, перед нами во всем великолепии предстал кафедральный собор с фасадом 1725 года. Построенный в 324 году равноапостольным Константином и освященный св. папой Сильвестром в честь Спасителя, позднее был переименован в честь Предтечи и Крестителя Иоанна, был назван «матерью и главою церквей всего мира». Название собор получил от здесь находившегося дворца, принадлежавшего консулу Плавтию Латерану. До Авиньонского пленения пап в 1305 году был он резиденцией пап, пережив набеги вандалов, землетрясения и разорения. В XVII веке гением Барромини приобрел он окончательный вид, на нас смотрели колоссальные статуи Христа, Предтечи, учителей церкви, а внутри замечательные Апостолы Бернини. Храм поражает величиной и испрещенным богатством декора: пилястр, пола из порфира в лучших византийских традициях, золотом покрытых кисонов потолка. Конечно, главное сокровище собора для нас были в папском алтаре, посередине трансепта стоял киворий с реликвиями честных глав Первоверховных Апостолов Петра и Павла. Как-то сразу вспоминаются их образы и послания, знаменитые слова св. Златоуста: «Помыслите и содрогнитесь, какое зрелище представит Рим, когда Павел и Петр восстанут там из своих гробов и будут восхищены во сретение Христа». Казалось, что мы молимся у самого важного места в Риме, куда стремились в средние века многие паломники и святые Запада. Не мог не привлечь нас слева от алтаря и придел Святых Тайн, где за сенью с позолоченной чеканкой, изображающей Тайную Вечерю, находится  стол, за которым Спаситель совершил Свою Евхаристию, а вокруг были четыре колонны, привезенные Титом разрушенного им храма Соломона, а затем украшавшие Капитолий.

Так как была Крестопоклонная Седмица, то мы прежде всего хотели паломничество наше начать с церкви Санта Кроче, но дождь помешал сделать это, теперь мы направились туда, где когда-то стоял дворец св. царицы Елены, и где находились части Св. Креста, привезенного ей из Палестины. Мы горели желанием ему поклониться. Кроме того, в церкви находился титл с надписью «Иисус Назорей, Царь Иудейский» на трех языках. Святой гвоздь, два терна от венца и перст Ап. Фомы, которым он осязал воскресшего Господа. Особенное впечатление создавало сознание того, что сам храм стоит на земле, привезенной с Голгофы св. Еленой.

Мы не хотели уходить от созерцания Тайны Креста и присутствия такой благодати, а в храме, внутри главного престола, в черной базальтовой раке находились мощи св. Анастасия Персянина и св. Кесария. Через парк мы опять вернулись к Латерану, чтобы посетить Бапсистерий св. Константина, где по Преданию он крестился от св. Сильвестра. В приделе Иоанна Крестителя здесь находятся мощи 49 мучеников, но нас более всего влекло к великим помощникам в нашей борьбе с бесами, к мощам свмч. Киприана и мч. Иустины, напротив находились в престоле мощи мчч. Руфимы и Секунды. Мы могли им спеть величание и поклониться. Как и в приделе мч. Венация, где пребывали его мощи и еще восьми славянских мучеников и прекрасные мозаики VII века, восхищали душу.

После Латерана мы на автобусе доехали до площади Венеции и сразу оказались в историческом центре Рима, у Капитолия и Форума. С Капитолийского холма взорам нашим открылась удивительная панорама былого величия древнего Рима: руины Форума, общественных зданий и святилищ. Вот арка Севера 203 года, колонны древнейшего храма Сатурна, Виа Сакра, остатки храмов Весты и Согласия, ростров, мощные контуры Палатина, остров Троянского форума и колонна, воздвигнутая в честь победы над Дакией. Вот перестроенная Курия, где заседали 300 сенаторов, Табулярий, хранивший память о прошедших событиях. Здесь камни помнили о триумфах, народных собраниях, зрелищах, праздниках, похоронах. Наконец, конечная цель шествий генералов священной для Рима эпохи – Капитолий: чинная «Кордоната», лестница, ведущая к нему, площадь, дворец Сенаторов – все это замысел гения Микеланжело, превратившего ансамбль в шедевр градостроительного искусства. Наверху статуи Диоскуров-великанов и сидящий в свободной позе на коне и поднятый на пьедестал Марк Аврелий. Однако, знакомясь с дохристианским миром, мы дожидались открытия церкви Марии Арачелли, к которой вели крутые как на небо 124 ступени. Когда-то императору Августу было предсказано, что от Девы родится Сын Божий, который придет разрушить алтари языческих богов. После того здесь появился алтарь с надписью «жертвенник перворожденному от Бога». Прекраснейший храм, построенный в VII веке, в центре которого чудотворная икона Божией Матери «Арачелли», приписываемая Апостолу Луке. С левой стороны в мраморном кивории в порфирьевой раке находились мощи св. царицы Елены, а также трех мучеников: Артемия, Аббонданция и Исидора. В капелле Буфалини мы любовались великолепными фресками Пентуриккио и другими фресками XII века. Мы обошли площадь Венеции, дворец папы Павла II и, немного пройдя по Via del Corso, вошли в церковь святого папы Маркелла, который после страшных гонений Диоклетиана восстанавливал римскую церковь, погребал мучеников, мощи которых находятся здесь же вместе с папой Маркеллом: Кириака, Смарагда, Паргия, Сисиния, Апрониана, Сатурника, Папия и Мавра, Крискентиана, а также мучениц Прискиллы, Лукины и царевны Артемии. Другой страшный гонитель Макцентий превратил церковь в доме св. Маркелла в скотный двор, а папу заставил прижизненно ходить за скотиной. От холода, голода и зловоний папа скончался в 310 году. Мы помолились мученикам и, пройдя всего несколько  шагов, оказались перед церковью Святых Апостолов. Она вот-вот открывалась, и мы спустились сразу в нижнюю часть базилики, где находились гробницы апостолов: Филиппа, Иакова Алфеева, мощи Хрисанфа и Дарии и других иже с ними: Клавдия Трибуна, Иларии, Иасона и Мавра, сыновей их Диодора пресвитера и Мариана диакона. Низкие сводчатые потолки, декор росписей сохраняли теплоту первохристианских собраний в катакомбах, помогая нашей сосредоточенности и молитве. Еще поклонились мы преподобномученице Евгении и ее матери Клавдии. Темнело. Обойдя Пантеон, на исходе дня мы посетили еще церковь св. Евстафия Плакиды и смогли приложиться к его мощам, которые пребывали в престоле в красивой порфировой раке, где также есть мощи его жены Феопистии и сыновей Агапита и Феописта. Великомученики всей семьи были брошены в раскаленного медного быка и пострадали в Колизее при императоре Адриане во II веке. За алтарем висела картина, изображавшая их страдания. Мы не могли отказать себе зайти в знаменитую кофейню рядом с храмом, где по оценке римлян варят самый лучший кофе, в чем мы смогли убедиться сами. В огнях светилась замечательная площадь Навоны и фонтан, созданный Бернини. Заканчивался первый день нашего паломничества.

Второй день начался с Эсквилинского холма, где стоит базилика Санта Мария Маджоре. Подойдя к ней, мы все же решились посетить две небольшие церкви, стоявшие вокруг нее. Первой была церковь св. Пуденцианы, чрезвычайно важная для Предания Церкви, для памяти о первых годах христианства. Храм, построенный в IV веке,  стоит на месте дома сенатора Пуда, где жил Ап. Петр, и останавливался Ап. Павел. У Пуда было четверо детей: Новат, Тимофей, Пракседа и Пуденциана, которые под влиянием пребывания в их доме Апостолов, стали христианами. Петр и Павел совершали здесь Евхаристию, крестили. В этом доме жил Иустин Философ. Под главным престолом находятся мощи св. Пуда, пострадавшего в 67 году, а также детей его Новата и Пуденциана. Слева от алтаря стоит колодец, в который Пуденциана сложила мощи 3000 мучеников. Возле него – капелла, на месте, где проповедовал Ап. Петр, и хранится доска, на которой он священнодействовал.

Следующей за ней была церковь св. Пракседы, сестры св. Пуденцианы,на месте ее дома, — одна из самых древних в Риме, построенная еще во II веке папой Пием. Нам сразу бросилась в глаза памятная доска из мрамора у входа, на которой нарисованы святые равноапостольные братья Кирилл и Мефодий, которые служили здесь в IX веке и жили в Бенедиктинском монастыре. Под главным алтарем с киворием – мощи Пракседы и ее сестры в саркофагах, мощи 2300 мучеников, святых пап: Понтиана (+235), мученика Келестина I (+432), борца с несторианской ересью, также пресвитера Валентина (+269). В приделе мученика Зенона находилась огромная святыня – столб бичевания, к которому был привязан Спаситель во время Страстей, а также реликварий с тремя шипами от венца. Какая-то почти домашняя и уютная обстановка царила здесь…Мерцающий свет на ликах и золотых фонах мозаик IX века: вот Христос сверху с четырьмя Архангелами в белых одеждах, вот Божия Матерь со святыми Девами, Пракседой и Пуденцианой, вот святые Апостолы, мученики. Вот Царство Небесное, близкое, почти ощутимое, — как же это было вместить?…И выйти из церкви было почти невозможно.

Наконец, мы у базилики Мария Мадисоре. В 357 году патриций Иоанн сподобился во сне увидеть Божию Матерь, которая повелела ему построить храм в Ее честь там, где на утро выпадает снег, а был август, жаркое лето. И вот, 5 августа на вершине Эсквилинского холма выпадает снег. В Неаполе в музее Каподимонте даже есть икона с изображением этого чуда – папа Либерий разгребает снег на этом месте. На снегу лежала икона Божией Матери, один из самых чтимых Ее образов «Спасение народа Римского», написанная Евангелистом Лукой. Мы только издали могли молиться перед ней, так как в капелле Павла V, где она находится, шла месса для морских офицеров. Во время эпидемии моровой язвы в 590 году папа св. Григорий Двоеслов ее обносил с процессией вокруг города Рима. Заступничеством Небесной Царицы бедствие прекратилось. Недаром базилика названа «Большой» — на самом деле, она является самым большим Богородичным храмом в Вечном Городе. И все в нем вызывает восторг:  огромное пространство, пол и искусный позолоченный потолок, древние колонны, поддерживающие антаблемент с бесценными мозаиками  V века. Папа Адриан ссылался на них в письме VII Вселенскому Собору как аргументами в защиту иконопочитания. Под богатой сенью величественно возвышается престол, внутри которого находятся мощи блаженного Иеронима Стридонского, и ниже в крипте, куда ведут две мраморные лестницы, хранятся Ясли Христовы в серебряной и золотой раке. В апсиде мозаика XIII века «Триумф Марии» и «Успение», блещущая золотом и как будто драгоценными камнями. Не описать все достоинства этого храма, раскрывающие для всех безмерную любовь Богоматери.

Мы стали спускаться с Эсквелина, чтобы увидеть храм S.Pietro in Vincoli («в цепях»). Здесь, как величайшая реликвия Рима хранятся и те цепи, в которые был закован Ап. Петр в Мамертинской темнице в Риме, и те, от которых избавил его в Иерусалиме Ангел. Царица Евдокия, построившая церковь в 455 году, подарила дочери Евдоксии, супруге императора Валентина III, Иерусалимскую веригу, а та преподнесла ее св. папе Льву Великому. Стоило св. Льву взять в руки обе вериги, как они соединились воедино. Возложением вериг совершилось много исцелений в Средние Века. Теперь они хранятся в главном престоле в ковчеге и «исцеляют от страстей». К сожалению, нам было трудно молиться перед святыней, из-за снующих туда и сюда толп туристов, которые приходят сюда не ради чудодейственных вериг Ап. Петра, но чтобы увидеть центральную скульптуру Микеланжело, его Моисея, в гробнице папы Юлия II, находящуюся в крайней близости от вериг. Но через головы глядя на творение гения, образ Законодателя, исполненный великой нравственной силы, невольно закрадывался помысел: «А что, если он встанет? Выдержат ли современные люди Запада его испепеляющий взгляд?». После стольких сильных впечатлений нам нужно было отойти и подкрепиться в одной из пиццерий на пьяцца Мадонна дель Монти. Затем мы на метро добрались до базилики Сан Паоло Фуори ле Мура, построенной еще при Константине Великом, на месте мученичества Ап. Павла. Грандиозный храм, едва неменьший Ватикана, и портик, поддерживаемый 146 гранитными колоннами. В центре пространства стоит статуя Ап. Павла,а над портиком фасад, богато украшенный мозаиками. В тимпане благословляющий Христос между св. Петром и св. Павлом, а ниже, на фризе – агнец Божий, возлежащий на холме между Иерусалимом и Вифлеемом.

Сильно пострадавшая от пожара 1854 году древняя базилика св. Павла была восстановлена. Интерьер ее прежде всего поражает размерами. Вдоль фриза тянется длинная лента, заполненная портретами всех пап, начиная с Ап. Петра. Причем, наряду с ушедшими 263 папами можно было увидеть изображения еще живых Бенедикта XVI и Франциска, вызвавшие в нас немалое удивление, подтвердившее ересь католического догмата. Так называемая Арка Галлы Плацидии была выше всяких похвал в художественном плане. Там были мозаики времен св. Льва Великого V века: в центре Христос, символы Евангелистов, по сторонам Ангелы и старцы Апокалипсиса. Но мы пали перед увиденным сокровищем табернакля под балдахином – по ним находился алтарь с гробницей и мощами Ап. Павла. Через исповедальное окошко виднелась высеченная надпись: «Павел, Апостол, Мученик». Огромное пространство храма вокруг стало малым и тесным, живое святое место пронзало откровением. Предание доносит, что именно здесь, на этом месте казни, глава Апостола языков скатывалась по камням и ступеням, орошая их кровью. Эти минуты перед мощами Ап. Павла, наверное, равнялись вечности. Но мы должны были посетить археологический музей при соборе, в котором было очень много древностей и святынь. Прежде всего, мы вошли в дивное пространство «Kreuzgang» с изящными коллонадами и драгоценными фрагментами надгробий самого раннего христианства. Мы сделали фото на память, как потом и на выходе у фасада. В комнате реликвий на нас смотрели  реликварии и ковчеги с мощами великих святых: Апостолов Павла, Андрея, Варфоломея, пап: Климента, Келестина, Сикста; мучеников: Стефана, Христины, Дионисия Ареопагита, Валерия, Илария, многих других: преподобного Венедикта Нурсийского и сестры его Схоластики.

Некоторые из наших торопились больше остальных увидеть церковь  св. Алексея человека Божия и мученика Бонифация, находясь под впечатлением от русских фильмов о святынях Рима, и мы поспешили на Авентинский холм. Однако, по пути мы посетили древнюю церковь св. Сабины, в которой за алтарной преградой V века в престоле находятся мощи мучеников: Сабины, Серафимы, Александра, Евенция и Феодула, пострадавших при императоре Адриане (II век). Исключительными по своей художественной ценности в этой церкви мы видели старинные  разные врата у главного входа со сценами житий разных святых и пророков.

В церкви св. Алексея было очень тихо, последние посетители покидали ее, а мы сразу оказались у лестницы, под которой 17 лет жил Человек Божий. Рядом с ней находился колодец, стоявший некогда во дворе отцовского дома, из которого страдалец утолял жажду. Затем мы подошли к иконам Эдесской Божией Матери, перед которой в Сирии  тоже целых 17 лет молился св. Алексей. Настоятель храма, видимо, обрадовавшись, увидя группу русских паломников, на коленях читающих акафист св. Алексею, включил освещение в кивории над престолом, где находились мощи св. Алексея  и мученика Бонифация, тем самым, приглашая подойти к ним и приложиться. Мы не заметили, как вместе с батюшкой о. Вадимом, совершавшим молебен, как впервые за несколько дней почувствовали себя не в Риме, а в своей церкви св. Елизаветы и Варвары в Вуппертале. Просто усиленная совместная молитва и благодатная близость святых раздвинула границы трехмерного пространства, наполняя души несказанной радостью. Мы вышли и во двор церкви, откуда с Авентинского холма открывался великолепный вид на панораму Вечного Города. На ее фоне мы запечатлели себя.

Спустившись вниз, мы вышли прямо к церкви св. Анастасии Узорешительницы. В главном престоле находились мощи Великомученицы, а также ее матери Фавсты. Мы помолились и поклонились мученицам и узнали, что особенностью храма является то, что он открытый всегда, а на Рождество здесь когда-то всегда служил св. Григорий Двоеслов, а еще раннее служил св. Иероним Стридонский.

Становилось темно, уже закрывали церковь св. Марии «ин Космедин», и мы шли по набережной Тибра, направляясь к остановке автобуса, чтобы возвращаться в отель. Однако, проходя остров Табурина, мы вдруг заметили, что церковь Ап. Варфоломея, расположенная там, открыта, и мы можем туда войти, поклониться Апостолу. Его мощи находились в красной порфировой раке, похожей на ванну в главном престоле. Кроме того, в приделе слева был реликварий с мощами св. Адальберта Пражского и его икона, и находились мощи св. Павлина Ноланского, мученика Эзуперанция и Маркелла. В противоположном приделе справа, где светилась в нише фреска Божией Матери ХII века, находились мощи св. Феодоры. На этом заканчивался второй день нашего паломничества.

Церковь св. Климента мы увидели на третий день. Годом раннее, когда мы совершали паломничество в Крым, образ святого папы мученика стал близок сердцу, вошел в наше сознание. Особенно, когда мы посетили Инкерманский монастырь его имени, на месте, куда он был сослан, где совершил множество чудес, где претерпел мученичество, и где были обретены его мощи, перенесенные из Крыма в Рим святыми равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием. И, вот теперь, мы в храме, на месте дома святого Климента построенном, куда были положены его мощи, и где теперь пребывают мощи св. Кирилла. Здесь всегда много туристов из-за близости к Колизею. Поэтому мы вели себя тихо, безмолвно, помолились и поклонились св. Клименту, св. Кириллу, а также св. Игнатию Богоносцу, десница которого находится в главном престоле. Храм-жемчужина. Вот прозябший крест в апсиде, такого нет нигде в Риме, так как в нем 12 голубей – символы Апостолов. Кроме того, в мозаике ХII века – Распятие, Божия Матерь, Предтеча и ниже олени, пьющие из источника живой воды – символы иудеев и язычников, уверовавших во Христа. Редкий храм в Риме, который как Сан Клементе сохраняет наглядно связь времен: так как он имеет крипту IX века, где когда то служили св. Кирилл и св. Мефодий, и где первоначально были мощи св. Климента, а ниже еще храм I века времен святого папы Клемента. Три уровня церкви придеют ей несравненное историческое значение. А какой темплон в верхней церкви (т.е алтарная преграда) XII века!…Какие фрески!..

Покинув Сан-Клементе, мы направились на соседнюю улицу, где виднелась высокая романская колокольня церкви четырех мучеников. Подъем, длинные проходы скоро убедили нас в том, что это монастырь Августинцев. В церкви мощи не четырех мучеников, а девяти, которые были замучены Диоклетианом: Клавдий, Никострат, Касторий, Симфориан, Симитрий – скульпторы, за то, что отказались изваять идола, а Секунд, Севериан, Карпофор, Викторин – воины, за то, что должны были исполнить приказ, но были тронуты мужеством и силой духа, поверили во Христа сами.

Нам пришлось пройтись немного пешком, прежде чем оказаться на Целийском холме «У кораблика», у церкви S. Maria i Domnica alla Navicella. Церковь из-за ремонта была закрыта, даже огорожена так, что «кораблик» нам пришлось еще поискать. Однако, одна из наших паломниц, Татьяна Кагаловская, быстро его нашла. Это фонтан в форме кораблика, который был воздвигнут по обету моряками, которые привезли на суд Ап. Павла в память чудесного спасения после кораблекрушения (Деян.27, 12-44). На этом месте были казармы солдат, доставлявших чужеземных узников. Храм Божией Матери был устроен на месте дома Кириакии, богатой римлянки, где в III веке укрывались от гонений христиане, и где св. архидиакон Лаврентий, по воле папы мученика Сикста II, раздавал бедным церковное имущество перед своей кончиной.

Церковь мучеников Иоанна и Павла. Они были братьями, офицерами дворцовой стражи при дворе св. Константина и его дочери Констанции. Пострадали они в 362 году при Юлиане Отступнике, отказавшись поклониться Юпитеру, их усекли в собственном доме. В главном алтаре в раке из порфира находятся их мощи. Кроме них в капелле находятся мощи мученика Сатурника и мощи мучеников: Сперато, Акиллино, Ветурио, Китоно, Феликса, Летанцио, Нарцале, Вестины, Донаты, Дженерозы, Иануарии, Секунды из Африки. Под церковью сохранился дом, в котором жили Павел и Иоанн.

Выходя из церкви Иоанна и Павла, на расстоянии 50 метров мы обнаружили церковь Ап. Андрея, а при ней монастырь, который устроил в своем доме еще в VI веке святой папа Григорий Великий, которого у нас принято называть Двоесловом. Расположенный на склоне Целийского холма монастырь имеет величественный вид, к нему ведут множество ступеней. Внутри атриум уже позднего времени, но и интерьер обители перестроен в богатом стиле барокко. Мы зашли в храм, где когда-то находились мощи Григория Двоеслова, вместо них в алтаре мощи матери святителя – Сильвии и дьякона Агапита. Напротив него стоит мраморная кафедра папы, на которую мы могли присесть. В малой капелле находилась фреска Богородицы, через которую св. Григорий не раз сподоблялся явлений. Когда лангобарды разорили монастырь в Монтекассино, св. Григорий приютил около 200 бенедиктинских монахов в своем доме, который сразу стал монастырем, и он до сих пор существует. Из числа этих братий св. Григорий отправил в Англию просвещать светом Евангелия 40 миссионеров во главе со св. Августином. Св. Григорий отличался невероятным милосердием и нищелюбием. Его памятник в виде оратории св. Варвары мы могли видеть рядом с обителью. Благодать удерживала нас в обители св. Григория Двоеслова, и мы долго не могли покинуть его, открывая новые грани его богатой святостью личности.

И, вот, мы у Колизея. Он как всегда был облеплен огромными толпами туристов, но для нас он навсегда останется памятником не истории, а мученических подвигов, которые здесь претерпели тысячи и тысячи христиан. Отсюда, для подарка императору Юстиниану, св. Григорий Двоеслов брал землю, завернутую в богатую ткань. И когда послы царя стояли в шоке и недоумении, св. Григорий сказал: «Вы не понимает, что я вам даю – эта земля пропитана кровью мучеников за веру». Здесь одним из первых пострадал св. Игнатий Богоносец, великомученик Евстафий Плакида с семьею, мученица Татьяна, мученики Авдон и Сеннис и другие, коим несть числа.

Рядом с Колизеем мы увидели церковь Божией Матери «Новая», где хранится чудотворная икона Богородицы V века, а также мозаики в глубине Святой Арки XI века, много гениальных скульптур Бернини XVII века. В главном престоле почивают мощи мучеников: Симфрония, Олимпия, Ексуперии, Феодула. Чудь дальше от Колизея находилась церковь святых мучеников Косьмы и Дамиана, переполнявшая обилие наших духовных впечатлений. Мы успели ее посетить перед сиестой, когда храм закрывали. Внутри сильное впечатление вызывают древнейшие мозаики в апсиде, в центре которой благословляющий Спаситель, по обеим сторонам Его Апостолы Петр и Павел, и мученики Косьма и Дамиан, в руках которых мученические венцы. Мощи мучеников пребывают под главным престолом вместе с мощами мучеников Анфима, Леонтия, Евпрепия и Транквиллина. Огромные мозаичные образы VI века святых Косьмы и Дамиана настолько кажутся живыми, что создается впечатление, что они вот-вот сойдут с небесного свода, чтобы помогать болящим.

Отдохнув и подкрепившись, мы двинулись в сторону Пантеона, не миновали также знаменитую площадь Навона, которую мы в первый день созерцали в огнях глубокого вечера. Теперь можно было рассмотреть роскошный фонтан четырех рек Бернини 1651 года, от которого в восторге был папа Иннокентий X, и в том же стиле барокко церковь св. Агнии, без которой красота Навоны не имела бы вида. Церковь была основана в 304 году при св. Константине Великом, но свой нынешний облик получила в XVII веке, благодаря гениальному архитектору Барромини. Нам было важно поклониться св. Агнии. Именно на этом месте ее, обнаженную, вывели на арену цирка Домициана, и, вдруг произошло чудо: дева оказалось покрытой с головы до ног волосами. За веру во Христа она была сожжена 23 января 254 года. Ей было всего 13 лет.

По узким улочкам мы быстро дошли до Пантеона. Зашли по дороге в церковь св. Людовика Французского, полюбоваться триптихом Караваджо «Мученичество апостола Матфея». И вот мы у Пантеона. Совершенно разные цели преследуют туристы и паломники, входящие сюда. Для одних – это уникальный, полностью сохранившийся памятник античности, один из старейших, построенный соратником Августа в 27 году до н.э Марком Агриппой и гробницами великих людей Италии. Для нас, христиан, — это церковь Божией Матери, всех мучеников, которая стала таковой в VII веке, после того как византийский император Фока подарил папе Бонифацию IV закрытый уже языческий храм. Папа перевез в Пантеон из катакомб мощи нескольких тысяч мучеников, положив их под полом и вдоль десятиметровой толщины стен. В главном престоле хранятся мощи св. Анастасия Персянина, муч. Разия, частицы мощей Апостолов. Икона Божией Матери VII века заменена теперь постером. Если отвлечься от навязчивого шума толпы и посмотреть вверх, то гигантский киссоновый купол 43 метра в диаметре, совместно с окулусом, изливающим равномерно световое сияние, подобно диску солнца, думаю, каждого оторвет от земли и поднимет в сферу духовного мироздания Невидимого.

Еще мы были в храме св. Августина. Его не было в нашей программе, но мы не могли не зайти поклониться матери великого святителя св. Моники, мощи которой почивают в этой церкви. К мощам мы подойти не смогли, в капелле ее имени шла вечерняя месса. Зато мы ей помолились перед главным престолом, вспоминая знаменитые слова о ней св. Амвросия Медиоланского, в то время, когда Августин еще блуждал в страстях мира: «Дитя стольких слез не может погибнуть». Еще мы открыли в главном алтаре икону Богоматери, привезенную из храма св. Софии в Константинополе. Там же внутри престола были мощи мучеников: Трифона, Респикия, Нинфа, в другой капелле стояли мощи мучеников: Фортунаты, Пии, Онория и Иустина. После того мы посетили еще известные достопримечательности Рима: фонтан Треви и площадь Испании. Заканчивался третий день нашего паломничества.

Последний день мы посвятили Ватикану и району Трастевере. Утром, не без искушений преодолев кордоны посетителей, мы посетили музеи Ватикана, где собраны самые замечательные художественные и церковные сокровища, накопленные человечеством на протяжении многих веков. Описывать их не имеет смысла. Только скажем, что мы были в Сикстинской капелле, созерцая великое творение Микеланжело, видели станцы Рафаэля и его последний шедевр «Преображение», которые он не успел закончить. Любовались множеством произведений гениев Ренессанса в Пинакотеке, бесценными реликвиями Средних веков, видели иконы, поклонные кресты и реликварии. Завершили мы посещением ранне христианских надгробий и фресок, мозаик II – V веков. И, вот, наконец, собор св. Петра. Надо было почувствовать сначала огромное пространство площади перед его фасадом – пространство, которое способно вместить в себя несметные толпы паломников, и обеспечивающее максимальную обозримость апостольского дворца и главного храма католического мира. В архитектуре мастерски воплотился замысел папы Юлия II создать непревзойденное по грандиозности сооружение – символ величия христианства. Микеланджело и здесь, уже как архитектор, последние 18 лет своей жизни посвятил осуществлению этого проекта, особенно работая над куполом собора, увеличивая стрелу его подъема. Впечатление необычайной обширности достигается еще колоннадами Бернини, глубоко придуманными им приемами организации цельного пространства. Собор стоит на месте погребения Ап. Петра, который был распят и погребен в 64-67 годах на кладбище. Во II веке появилась первая часовня, а в IV веке базилика св. Константина, построенная в 329 году. Она была перестроена в XVI веке папой Юлием II. Внутри сразу поражает торжественный, кажущийся бесконечным зал с искусственно усиленной перспективой, где исчезает пространство, члененное легкими колоннами и пилястрами колоссального ордера, где в нишах пилонов выступают статуи двенадцати Апостолов. Под балдахином Бернини с изогнутыми искривленными колоннами под главным престолом почивают мощи Ап. Петра. Вокруг них горят 44 неугасимые лампады, а рядом стоят раки первых преемников епископа Рима: Лина, Анаклета, Евариста, Телесфора и папы Сикста II (+257) священномученика. По левой стороне бокового нефа мы сразу подошли к приделу Хора, где обычно совершаются воскресные и праздничные богослужения. В престоле его стояла порфировая рака с мощами св. Иоанна Златоуста. В следующем приделе в престоле были мощи св. Григория Двоеслова, который стал очень близким святым после посещения его дома-монастыря. Далее мы поклонились мощам Апостолов Симона Иуды и Иуды Фараддея. Еще мы поклонились мощам св. Льва Великого, св. Петрониле, ученице Ап. Петра, мученикам Прокесу и Мартиниану, которых крестил Ап. Петр в Мамертинской темнице. Также поклонились св. Григорию Богослову в приделе, где на стене висит чудотворная икона Божией Матери «Скоропослушница». Напоследок мы увидели «Пьету» Микеланджело, у которой толпилось такое количество туристов, что к ней почти совсем нельзя было подойти. С таким избытком впечатлений разного рода мы покидали Ватикан, запечатлевшись вместе на память на его фоне. Дошли мы до еще одного приснопамятного места «Santo Spirito», приюта Святаго духа перед мостом Витторио Эммануэле. Когда-то в XIII веке папе Иннокентию III приснился сон, будто тибрские рыбаки вылавливали трупики новорожденных младенцев. После этого сна папа решил устроить приют в бывшей странноприемнице саксов. Брошенных детей, подкидышей, сирот отправляли сюда в приют Св. Духа. Кроме того, у входа в него было устроено вращающееся колесо, куда матери могли тайком класть детей. Со временем в приюте действовала больница, бывшая одной из лучших в Европе. В приюте воспитывалась в XV веке принцесса София Палеолог, которая затем стала супругой русского царя Ивана III Калиты. С берега Тибра набережной великолепно был виден замок Ангела. Когда-то св. Григорий Двоеслов имел видение над ним архангела Михаила, влагающего в ножны свой огненный меч, что означало прекращение эпидемии моровой язвы, царившей в Риме. У нас еще было решение посетить три церкви в Трастевере, куда мы шли, в надежде где-нибудь присесть и потрапезничать. Мы нашли пиццерию у самого древнего храма св. Марии. Мы вошли в него, когда смеркалось, и в золоте прекрасных мозаик XII века блистал главный престол с киворием, под которым были мощи священномученика Кирина (+300), святых пап: Корнелия (+253), Каллиста (+222), Калеподия, Юлия I (+352), а с правой стороны висела чудотворная икона Божией Матери. Римские христиане особенно почитали этот храм и место, на котором он стоит, с самой древности. В то время, когда родился Спаситель в Вифлееме, в  инвалидном доме, построенном тогда Августом «Taberna Meritoria», явилось чудо: забил источник оливкового масла и струился потоком целый день до самого Тибра. Св. папа Каллист начал строить (217-222 гг.) первую в Риме церковь в честь Богоматери, которую закончил св. папа Юлий (337-350гг.). В XII веке папа Иннокентий II достраивал храм, а Пьетро Каваллини украсил ее замечательными мозаиками. Трудно описать великолепие и благодать этой очень большой церкви. Далее мы посетили церковь св. Хрисогона, учителя св. великомученицы Анастасии Узорешительницы. Мощи его, глава его находилась в главном алтаре с киворием, рядом через стеклянную дверцу можно было увидеть десницу Ап. Иакова Заведеева. Кроме того, с правой стороны в кивоте находилась чудотворная икона Божией Матери.

Оставалось совсем немного до закрытия церкви св. Цецилии, и нам пришлось приложить немало усилий, чтобы успеть добежать до нее. Перед входом стоял большой фонтан с чашей, ручки которой имели подобие лиры, недаром св. Кекилия считается на Западе покровительницей музыки. Церковь мученицы была основана в 824 году на месте мученичества святой. Она была заперта в своем доме в парной, мучители хотели, чтобы святая задохнулась. Она оставалась живой несколько дней, затем была усечена мечом. Под главным престолом находятся ее мощи, а также мощи ее супруга Валериана, которого Цецилия обратила в веру, а также его брата Тивуртия и воина Максима, которого поразила сила духа мучеников. Он поверил во Христа, был замучен вместе с братьями. Трогательно и благодатно было стоять перед алтарем в совершенно пустом храме и молиться святым мученикам. Кажется, специально сидевшая у входа в крипту престарелая монахиня давала нам возможность петь величание св. Цецилии. Последний раз в темноте старинных улочек Трастевере и набережной Тибра, провожали нас огни Вечного Города